Главное меню:


Советуем

Поиск по сайту

Рубрики

Декабрь 2018
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Архив

  • Управление


  • Советуем



    Исследование больной личности

    Оценивая ненормальность такого положения вещей в отношении науки о больной человеческой личности, я в своем курсе студентам и врачам проводил и провожу взгляд, что психиатрия должна быть наукой строго объективной и должна совершенно отрешиться от всякого субъективизма. В научной литературе этот взгляд я стал проводить со времени опубликования первых работ по объективному исследованию болезненных состояний с характером так называемых травматических неврозов. Позднее данные, относящиеся к объективному исследованию душевнобольных, были изложены мной в ряде работ, напечатанных в «Обозрении психиатрии», «Вестнике психологии» и в «Русском враче», в заграничных журналах и в Парижском издании «Traite international des maladies mentales», вышедшем под редакцией A. Marie, а в самое последнее время к объяснению тех или других болезненных состояний, как, например, фобий, половых извращении и других неврозов, я стал применять методы той научной дисциплины, которую я обосновываю под наименованием «рефлексологии». Надо, однако, заметить, что до тех пор, пока психология не сошла со своего субъективного пьедестала, а рефлексология как строго объективное изучение той деятельности, которая, согласно объективной терминологии, называется соотносительной и которая субъективистами обозначается психической деятельностью, не получила более широкого распространения, в психиатрии не может установиться строго объективный метод исследования. Не следует при этом забывать, что авторы, заботившиеся о введении точного эксперимента в психиатрию, тем самым еще не являются объективистами, ибо они стремились и стремятся раскрыть внутренний мир больных не только с помощью самонаблюдения, но и с помощью опыта, где самонаблюдение опять-таки стоит на первом плане; это ясно, например, из того, что эти психиатры-экспериментаторы говорят о психической жизни тем же языком, как и все субъективисты.